Уследить за Шмыгалёвым

Как помогает депутатский мандат девелоперу Анатолию Шмыгалеву в бизнесе и откуда у него полмиллиарда рублей на новые активы, если имеющиеся не приносят прибыли?

Как сообщает корреспондент , глава строительной компании «Инстеп» Анатолий Шмыгалев вложит полмиллиарда рублей в бывшую воронежскую обувную фабрику «Прогресс» под одноименное офисное пространство. При этом непонятно, где бизнесмен найдет 500 миллионов, если официально его компании работают в убыток.

Проектом занимается компания девелопера Анатолия Шмыгалева УК «Аренда и недвижимость».

Анатолий Шмыгалев – это тот самый девелопер и депутат Воронежской областной думы который из окна своей квартиры ругался на дворника и сбрасывал на голову престарелой труженице яйца и картошку. За оскорбление депутат никакого наказания не понес, зато бизнес заметно и беспрепятственно расширяется.

Стяжатель недвижимости

Анатолий Шмыгалев – фигура противоречивая в области и является образцом того, как предпринимателю, имеющего поддержку в лице губернатора может позволяться сочетать бизнес с политикой. Он считается самым богатым депутатом Воронежской областной думы, руководит фракцией «Справедливая Россия» и состоит в комитете Воронежской областной думы по строительной политике и комитета по имущественным и земельным отношениям.

Шмыгалеву принадлежит множество фирм, а раз за разом он приобретает все больше активов, скупая крупные объекты невидимости в Воронежской, Курской и Липецкой областей. АО «Аренда и недвижимость» Шмыгалева, помимо «Прогресса», управляет воронежским бизнес-центрами «Арсенал» и «Инвестиционной палатой», липецким БЦ «Виктория» и сочинской производственной базой «Сумр 10». «Аренда и недвижимость» является единственным владельцем ООО специализированный застройщик «Инстеп», который возглавляет сам Шмыгалев.

Спец по отъёму

По неофициальной информации, создать такую обширную сеть владений бизнесмен мог не совсем благородными методами – так, главу «Инстепа» недоброжелатели давно подозревают в использовании недружественных поглощений. В пользу этой версии говорит и один из эпизодов в деятельности Шмыгалева. Речь идёт о покупке акций «Курскагропромстандарта» за 50,8 млн рублей. Сделка состоялась в прошлом годы и стала хорошим приобретением для депутата-бизнесмена. Предприятие владело 1,3 га в центре Курска, на которых располагался ликероводочный завод. Ранее его арендовала обанкротившаяся структура «Кристалл-Лефортово» «водочного короля» Павла Сметаны. Среди участников рынка ходили разговоры, что девелопер Шмыгалев мог заставить того продать ему актив.

За плечами бизнесмена и скандальная история с поглощением концерна «Энергия» в конце 90-х – начале нулевых годов, к которому Шмыгалев также якобы имел отношение. Как сообщала , вспоминая о тех годах, девелопер рассказывал одному бизнес-порталу о том, что ему пришлось развить невероятно кипучую деятельность, чтобы все участники этого безнадежного «предприятия» поскорее продали свои акции, а сам концерн канул в небытие. В те годы для региона потеря «Энергии» стала и промышленной, и имиджевой потерей, поскольку с него деиндустриализация региона вступила в активную фазу.


Партия как инструмент влияния

В облдуме Шмыгалев представляет «Справедливую Россию» и занимает довольно влиятельные позиции. Впрочем, поговаривают, что также за его успехами в бизнесе стоит тесть Бронислав Табачникова, имеющий определённое влияние среди бизнес-элит и региональной власти. Вероятно, «дипломатические» способности тестя и зятя способствуют расширению владений, в том же 2020 году глава «Инстепа» начал строительство жилого комплекса стоимостью 5 млрд. на площадке Курского тракторного завода, развалившегося в 2008 году.

Деловым партнёром выступает и супруга девелопера – Мария Табачникова. На нее оформлены компании в Орловской области, к которым у местных властей имеются серьёзные вопросы. Правительство Орловской области изучало ситуацию на ООО «Ливныстрой» и «Орловском заводе силикатного кирпича». Деятельность компаний Шмыгалева должна бы вызывать неприкрытый интерес Ространснадзора не только Воронежской области, но и соседних Орловской и Липецкой областей, писало издание .

Мария Брониславовна является бенефициаром одной из организаций в Орловской области – ООО «Ливныстрой». Что касается других компаний Шмыгалева, то среди учредителей АО «Аренда и Недвижимость» ЗАО «Машопторг», чьи финансовые показатели показывают, что компании работает в убыток.

А финансовые показатели «Аренда и недвижимость» за прошлый год отмечает выручку в 15 058 000 руб. с минусовой прибылью в 31 934 000 руб.

Весьма странные и сомнительные данные если учесть, что связанны с девелоперов фирмы плотно сидят на госконтрактах и проблем с гозакупками они не испытывают. Так куда же деваются деньги и куда может ухадить прибль семьи Шмыгалева-Табачниковых, если, например, «Инстеп» регулярно осваивает миллионы на госзакупках.


Гроза пролетариев

Несколько лет назад «народный избранник» от «Справедливой России» закидал картошкой и яйцами дворника. Представитель коммунальных служб, по мнению Шмыгалева, в 7 часов утра слишком громко подметал двор его жилого дома на территории элитного комплекса. Об этом сообщали .

Этот скандал один из многих, в которых девелопер успел отметиться. Пожалуй, самый не менее серьёзный урон его репутации нанёс опять он сам, когда в разгар выборов в прошлом году сфальсифицировал данные в своей декларации о доходах. Шмыгалев зарегистрировал самый большой за всю историю воронежских выборов годовой доход – 350 млн рублей. Цифра внушительная и выглядит объективной, учитывая, что он председатель совета директоров строительной компании «Инстеп», генеральный директор ОАО «Холод», основной владелец «Инвестиционной палаты», института «Воронежпроект» и ещё дюжины менее раскрученных фирм.

Но вдруг Шмыгалев проворачивает фортель, и данные радикально меняются. Он решил свою декларацию секвестировать на целых 127 млн рублей и указал 223 млн, объяснив случившееся якобы ошибкой избиркома, отмечал .

В 2019 году  сообщала, что Шмыгалев и его семья спроектировали мелкотравчатую бизнес-империю, где сам Шмыгалев, его тесть Бронислав Табачников, его жена Мария Табачникова и многочисленные клевреты- прокладки являются учредителями многочисленных фирм и фирмочек. Многие из них работают не первый год в убыток, другие находятся в положении того, что очень похоже на само банкротство. А деструктивным айсбергом является то, что сам Шмыгалев и его юристы ведут жизнь, сопоставимую с ежедневными изнуряющими судебными тяжбами.

Если спрогнозировать ближайшую перспективу депутата и бизнесмена Шмыгалева, то проблема с декларацией о доходах этого деятеля за 2018 год, несоответствие в которой между официальными данными и реальным положением дел представляет особый интерес органов прокуратуры – пока не самая главная проблема для Шмыгалева.

По данным издания , серьёзные трудности у главного воронежского «инвестора», раздербанившего некогда мощный концерн «Энергия», могли возникнуть, если бы УФНС по Воронежской области и органы полиции занялись вопросом возмещения НДС по линии предприятий-прокладок при «Инстеп» и иных структурах семьи Шмыгалевых- Табачниковых.

Однако, судя по всему, этого не происходит, и наверняка играют роль влиятельные друзья воронежского девелопера. Известно, что Шмыгалев имеет давние связи с рядом влиятельных чиновников и функционеров области, с некоторыми из которых он дружит чуть ли не со школьной скамьи. Среди школьных приятелей его якобы были будущий вице-губернатор Борис Китаев и радиомагнат Сергей Нехаев.

С другим своим другом детства Семеном Харитоном он вместе работал в «Кредобанке».


Банки и акции

В конце 1994 года Харитон занял пост начальником отдела ценных бумаг, а Шмыгалев стал главным экономистом. Как пишет , в это время и Харитон, и Шмыгалев кроме всего прочего съездили на месячную стажировку в США. Харитон стажировался в области оборота ценных бумаг, а Шмыгалев – в банковской сфере. В мае 1997 года политтехнолог Берколайко пригласил Харитона на работу в ТОО «Инвестиционная компания «Клондайк». 100 %-ным владельцем «Клондайка» был Алексей Незнамов, владелец крупного ООО «Воронежснаб». Тема взаимоотношений, особенно финансовых, с Незнамовым – одна из тех, которые не очень-то афишируются. Но именно Незнамов, как говорят, мог давать первые деньги Шмыгалеву и Харитону на скупку акций.

В «Клондайке», к тому моменту, существовавшему уже четыре года, работало всего три человека. Четвертым стал Харитон, пятым – его заместитель Шмыгалев. Спустя месяц Харитон переименовал ТОО в «Воронежскую инвестиционную палату». Харитон и Шмыгалев стали скупать акции промышленных предприятий: ВАСО, «Синтезкаучука», шинного, «Машоптторга», народного предприятия «Холод», «Рудгормаша», производителя крекеров United Bakers и многих других.

Скупали не только в Воронеже, но и в соседних регионах. Позже Шмыгалев заинтересовался и строительным бизнесом. «Воронежпроект» – единственный проектный институт города, занимавшийся с советских времён жилищным строительством, был скуплен в 2001 году, и Шмыгалев стал председателем Совета директоров института. В освободившиеся площади на Пушкинской, 1, въехала «Инвестиционная палата» – в этих помещения и сейчас располагается главный офис Шмыгалева. Не удивительно, что «Воронежпроект» остается главным проектным учреждением города, разрабатывавшим в том числе и генплан. Неспроста бизнесмен сидит в законодательной власти и якобы крепко дружит и с самим губернатором.

Создается впечатление, что Шмыгалеву проще ломать, чем строить, ведь, куда бы не ступала его нога, как будто бы остаются руины. Так произошло и с многоэтажным комплексом «Петровский пассаж», куда входили офисные помещения, квартиры и апартаменты. Проект поддерживала администрация Воронежа, разрешившая строительство офисного здания со встроенной подземкой, согласно которому на верхнем этаже высотой 9 м должен был быть расположен теннисный корт с надувным куполом. Но строительством было признано непригодным.

Спустя семь лет выяснилось, что теннисный корт находился без кровли и подвергся значительным разрушениям. Жильцы «Петровского пассажа» захотели при соблюдении допустимой разрешением на строительство высотности в 9-м, возвести вместо теннисного корта офисные помещения.

Но одним из жильцов «Петровского пассажа» оказался Шмыгалев, который решил выкупить вторую очередь здания целиком или по частям по цене (по оценкам собственников) более чем в 10 раз ниже рыночной – 3 тыс. рублей за квадратный метр.

Собственники было воспротивились, однако у них стали возникать проблемы. Об этом сообщало . Шмыгалев попросту смог использовать городскую мэрию в своих интересах, склонив на свою сторону в этом конфликте и главу региона Александра Гусева, что было не так и сложно, учитывая, что Шмыгалев контролируют сферу строительства и недвижимость через профильные комитеты в облдуме.

Губернатор Александр Гусев заявил, что «частично строительство велось на земельном участке, который принадлежал не застройщику, а муниципалитету. Если есть нарушения, строительство нужно прекратить, а сам объект, как объект незаконного строительства, необходимо будет демонтировать». Некоторые эксперты предположили, что губернатор произнес эти слова только потому, что одним из так называемых «недовольных» жителей выступил предприимчивый Анатолий Шмыгалев.

Стоит ли удивляться многочисленным успехам воронежского девелопера. Конкурентам остается нервно курить в сторонке, ведь не каждый бизнесмен может похвастаться крутыми связями, которые расстилают дорожку в высокие кабинеты. Шмыгалеву в этом случае повезло, вот и лишние полмиллиарда нашлись на обустройство новой элитной недвижимости. При этом надзорным органам следовало бы внимательнее отнестись и финансовым активам депутата-бизнесмена, ведь объективный взгляд на ситуацию может уберечь сами местные власти от неминуемой критики, когда Шмыгалев угодит в очередной скандал.

Нажмите Enter для поиска или ESC для закрытия