Переходный период Игоря Сечина

Переходный период Игоря Сечина

16.11.2021
Кобзеву – повышение, Махмудову – прибыль?
Кобзеву – повышение, Махмудову – прибыль?

Глава “Роснефти” всю свою сознательную жизнь работал на государство. Как, впрочем, и государство на него. На пенсию Сечин готовится выйти владельцем собственной бизнес-империи. В первичном накоплении капитала за счет прибыльных активов государственной нефтяной компании ему помогает его доверенное лицо, Эдуард Худайнатов, формальный владелец ННК, куда передаются предприятия и нефтяные месторождения “Роснефти”. В конце этого процесса, Эдуарда Юрьевича, смеем предположить, ждет незавидная участь.

Игорь Сечин методично готовит себе запасной аэродром. Он отдает себе отчет в том, что синекура в форме директорства в “Роснефти” рано или поздно закончится. И другой такой у него уже не будет. Соответственно, не будет возможности назначать себе неадекватно высокую зарплату и регулярно выписывать заоблачные премии. Похоже, старость Игорь Иванович хочет встретить не просто богатым пенсионером, а владельцем собственной сырьевой бизнес-империи в первом поколении. То есть отцом-основателем. 

Сделать это, работая во главе государственной компании, проще всего за счет этой компании. Десять лет директорства в “Роснефти”, похоже, сформировало у г-на Сечина восприятие окружающей его действительности в духе советского “все вокруг колхозное, все вокруг мое”. Под различными предлогами из “Роснефти” стали продаваться (если не раздаваться под видом продажи) самые разнообразные активы. Все основные покупки на свои совершил частный предприниматель, бывший подчиненный и доверенное лицо г-на Сечина, владелец Независимой нефтегазовой компании (ННК) Эдуард Худайнатов. 

Череда сделок между “Роснефтью” и ННК свидетельствуют в пользу версии о том, что это почетная командировка Худайнатова, который аккумулирует активы для последующей передачи их Сечину. Это сечинский пенсионный фонд. 

И в самом деле, не может же Сечин в ранге главы “Роснефти” продавать активы компании самому себе.  

В октябре 2021 года “ННК-Ойл”, входящая в ННК, увеличила до 100% долю в «РН Северная нефть», 16% которой до этого принадлежали “Роснефти”, а также в “Сахалинскморнефтегазу”. “РН-СахалинНИПИморнефть”, “Сахалин-транспорт”, “Сахалин-бурение”, “Сахалин-ремонт НПО”, “Сахалин-сервис”, “Усинск-ремонт НПО”, в свою очередь, перешли под стопроцентный контроль “ННК-Ойл”, равно как и выделенные ранее из структуры “Роснефти” компании “Самаранефть”, “Оренбургнефть” и “Няганьнефть”.

В ноябре 2021 года ННК стала обладателем 50%-ной доли в Томскнефть вместо Роснефти, вследствие оптимизации её активов, в рамках СП с “Газпромнефтью”.

На каких условиях заключаются все эти сделки - не известно, т.к. все тщательно скрывается. И это обстоятельство усиливает подозрения в нечистоплотности заключаемых соглашений. Если эти подозрения верны, то единственным потерпевшим здесь оказывается главный акционер “Роснефти” - Российская Федерация. 

Справедливости ради, следует отметить, что и “Роснефть” однажды приобрела у ННК весьма ценный актив. В конце прошлого года госкомпания заплатила Эдуарду Худайнатову $9,6 млрд за компанию “Таймырнефтегаз”. 

В глаза бросается то, что сумма сделки по “Таймырнефтегаз”, в отличие от скрытной распродажи дочек “Роснефти”, объявлена публична.  Дело в том, что “Таймырнефтегаз” владеет Пайяхским месторождением в Красноярском крае. Предполагается, что Пайяхское месторождение станет одним из основных активов "Восток Ойла", генерального проекта “Роснефти”. Пока, по косвенным признакам, "Восток Ойл" больше похож на искусственно раздутый мыльный пузырь, формирующий ложные завышенные ожидания. Прежде всего по запасам и обещанной добыче. Сумма в $9,6 млрд, уплаченных Худайнатову госкомпанией за Пайяху, очевидно, должна впечатлить государство и инвесторов и убедить их в том, что запасов там и правда более 1 млрд тонн нефти, и "Восток Ойл" не пустышка. 

Инвесторы пока относятся к проекту с недоверием. “Роснефти” удалось пристроить лишь два пакета акций и только нефтетрейдерам - 10% досталось Trafigura, еще 5% - консорциуму Vitol S.A. и Mercantile & Maritime Energy Pte. Ltd.

В обоих случаях инвестиции нефтетрейдеров обеспечены нефтью с месторождений проекта, чего не скажешь об интересах РФ.

Оценка ресурсной базы проекта в 6 млрд тонн высококачественной нефти вызывает сомнение специалистов отрасли. Обещанная Игорем Сечиным перевалка 50 млн тонн нефти в рамках первой очереди , 100 млн тонн - во второй (при этом уже в 2024 году “Роснефть” обещает отгружать с "Восток Ойла" 30 млн тонн нефти по Северному морскому пути) вызывает еще меньше доверия. Обоснованные сомнения в реализации проекта в заявленных масштабах означают, что государственные субсидии в проект не оправдаются...

Возможный провал “Восток Ойл” несильно отразится на положении Игоря Сечина. Он прекрасно понимает, рано или поздно его отставка с поста руководителя “Роснефти” неизбежно случится. И он ведет полномасштабную подготовку к ней. Двусторонний обмен активами и деньгами между “Роснефтью” и ННК происходит в пользу последней. Г-н Сечин уже сейчас готов встретить безбедную старость в качестве будущего владельца ННК.

Считать государство единственным потерпевшим в описанных событиях было бы не совсем справедливо по отношению к Эдуарду Худайнатову. Даже если передача ННК Худайнатовым Сечину пройдет не по жесткой схеме, без угроз и уголовных дел, то неприятности могут прийти извне. Единственный безопасный для г-на Худайнатова способ существования - оставаться в тени г-на Сечина. По сути, это пожизненное заключение или рабство.